В России матерям срочников с крейсера «Москва» предлагают признать сыновей «умершими в результате крушения»

You are currently viewing В России матерям срочников с крейсера «Москва» предлагают признать сыновей «умершими в результате крушения»
В России матерям срочников с крейсера "Москва" предлагают признать сыновей "умершими в результате крушения"

Родители срочников, по неизвестной причине оказавшихся среди членов экипажа флагмана Черноморского флота, продолжают добиваться правды от командования и собираются подавать коллективный иск в Минобороны РФ.

Более месяца назад в Черном море был утоплен флагман Черноморского флота — крейсер «Москва». Родители срочников, которые несли там службу, до сих пор ищут правду о судьбе их сыновей.

Об этом пишет издание «Новая газета. Европа», журналисты которого пообщались с матерями пропавших без вести солдат-срочников.

Две матери пропавших без вести матросов рассказали, что им предлагали добровольно признать сыновей «умершими в результате крушения». Документы они подписывать отказались.

Пытались доказать, что срочники не участвовали в боевых действиях

«Командование с нами встретилось после того, как мы подняли волну в самом начале, разговаривая с журналистами. Начиналась встреча для всех одинаково: «Крейсер будет признан участником «специальной военной операции». Ребята все герои, им будут присвоены медали мужества». Перед тем, как пойти на беседу, я позвонила в Минобороны РФ и поинтересовалась, в каком статусе мой сын. Это было после того, как они огласили официальные данные. Мне сказали, что в списках без вести пропавших, раненых или погибших мой сын не значится. Спросила, что это значит. Мне ответили: «Значит, он в строю», — рассказывает мама одного из пропавших срочников.

На встрече с командованием женщина попросила разъяснить, что значит, что ее сын «находится в строю», и что его нет ни в одном из списков, на что конкретного ответа не получила. На следующий день она снова позвонила в Минобороны, и снова ни в одном из списков ее сын не числился.

«Во время беседы с командованием мне долго пытались доказать, что срочники не участвовали в боевых действиях. «А остров Змеиный?» — говорю я. Как он мог не участвовать? Половина экипажа участвует в боевых действиях, а половина за ними на боевых действиях на экскурсию едет? Спрашиваю, весь ли экипаж находился на борту в тот момент? Говорит, ну да, весь», — рассказывает женщина.

Никакой поисковой операции не было

По словам матери срочника, капитан 3-го ранга постоянно рассказывал родителям парней разное – одним говорил, что моряки могли задохнуться от дыма, другим – что лично выводил из машинного отделения людей, но два человека из этой цепочки посередине куда-то исчезли и найти их не смогли .

«До 9 мая мы поняли, что вообще не происходит никакой поисковой операции. Спросила своего знакомого, который там тоже работает, служит. Он сказал: «Какая поисковая операция? В общем, никакой операции нет. Нам бы кто-то проговорился или сказал стопроцентно». В ФГБУ «Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.М. Бурденко кто-то однажды дозвонился, пока можно было. Там сказали, что есть тяжело раненные и неопознанные. А командование утверждает, что раненных вообще нет», — рассказывает мать срочника.

Далее женщина говорит, что семьи пропавших срочников начали получать скорбные сообщения из военкоматов.

«Потом к нам начали приходить через военкомат сообщения: «С скорбью извещаем, что ваш сын без вести пропал в результате катастрофы». А потом приходит уже составленное заявление, написанное за меня. Там указано, что я признаю, что тело моего сына не обнаружено из-за то, что была катастрофа. Приглашают это заявление подписать и говорят, что есть свидетели, которые видели, как сын находился на крейсере в тот день, но куда он исчез, никто не видел. Я сказала, что ничего подписывать не буду. А мне звонят и говорят, что «уже три семьи подписали заявление, тоже приходите напишите, чтобы сразу в суд, чтобы долго не затягивали». Меня даже не спросили, готова ли я такое заявление подписать, что я добровольно признаю своего сына погибшим… Даже не погибшим .Там написано «умершим в результате катастрофы» и не прописано, что он является участником этой операции», — возмущается мать срочника.

Очень много нестыковок

Женщина говорит, что командир им рассказал, что было три ракеты: одна пролетела мимо, две попали. Одна прилетела в машинное отделение, другая – в столовую.

«Я показала фотографию ребят, он сразу всех узнал, 500 человек. БЧ-7, БЧ-2, БЧ-5 он всех вспомнил. Говорит, все были, и там тщетно искать. Рассказывали историю, что моего сына выбросило сквозь иллюминатор. Поскольку когда пошло задымление, срочников начали выбрасывать из иллюминатора. Но поскольку вода холодная и крейсер двигается, могли под винты попасть, и на воде долго не удержаться», — говорит женщина.

По словам женщины, капитан рассказывал ей, что они долго боролись за живучесть, потом поняли, что там уже все и позволили всем прыгать за борт. Начали сбрасывать плоты.

«Всех не оставляет ощущение, что ребята где-то есть. Потому что очень много нестыковок. Если бы нас вызвало командование и всем рассказало одну версию… Но то, с чем мы столкнулись, это ни в какие ворота», – резюмировала женщина.

«Ежедневно я слышу один и тот же заученный текст»

Родственникам 19-летнего Мухаммеда Муртазаева, проходившего военную службу на крейсере «Москва», также предлагали подписать документы о том, что он считается «умершим в результате крушения». Мать Мухаммеда, попросившая не называть ее имя, ясно дала понять, что ничего не будет подписывать.

«Нам сообщили, что мой сын входит в список без вести пропавших военнослужащих. При этом в письменном виде эта информация не предоставлялась. Мы также обращались в Военный комиссариат Республики Крым и 29 апреля получили ответ: «Сообщаю вам с сожалением о том, что ваш сын Муртазаев Мухаммед Серверович, проходивший военную службу по призыву, пропал без вести в результате катастрофы в открытом море на гвардейском ракетном крейсере «Москва» 13 апреля 2022 года». Только через 10 дней после случившегося опомнились создать команду по информированию родственников, и каждый день я слышу один и тот же заученный текст о том, что водолазы спускались, прошли участок и никого не нашли», — рассказывает мать срочника.

На встрече с командованием родственникам сказали, что крейсер был в нейтральных водах и не был участником боевых действий.

В начале мая отец одного из срочников находившегося на крейсере Егора Шкребца опубликовал в Сети публикации о том, что на самом деле произошло. Военная прокуратура заявила, что сын Дмитрия Шкребца — срочник Егор Шкребец — объявлен «безвестно отсутствующим» в воинской части. В ведомстве утверждают, что корабль, на котором Егор проходил службу, «не входил в территориальные воды Украины» и не участвовал в «специальной военной операции». На своей странице во «ВКонтакте» Дмитрий написал, что во время происшествия на корабле офицеры спаслись первыми.

Власти Украины сообщили 13 апреля, что по российскому крейсеру нанесены удары ракетами «Нептун». На следующий день Минобороны РФ подтвердило взрыв на крейсере, но заявило, что на борту сдетонировал боекомплект, моряков эвакуировали, а сам крейсер «сохранил плавучесть». Затем российское министерство заявило, что «Москва» затонула во время буксировки в Севастополь в условиях шторма.

 

В России матерям срочников с крейсера «Москва» предлагают признать сыновей «умершими в результате крушения»

В России матерям срочников с крейсера «Москва» предлагают признать сыновей «умершими в результате крушения»

Свежие новости за 24 часа