Как изменится мир после российско-украинской войны – деглобализация – Bloomberg

You are currently viewing Как изменится мир после российско-украинской войны – деглобализация – Bloomberg
Как изменится мир после российско-украинской войны - деглобализация - Bloomberg

По мнению авторов публикации, прежние торгово-экономические связи уже распадаются с пугающей быстротой, и в немалой степени именно вторжение РФ в Украину сыграло роль триггера. А еще чрезвычайно жесткие меры, введенные в Китае, в рамках которых проводится политика «нулевого инфицирования».

Все эти факторы ломают цепочки поставок, наносят ущерб темпам экономического роста и подталкивают инфляционные процессы к историческому за 40 лет максимуму. Опираясь на существующие тенденции, Bloomberg Economics внесла коррективы в свой прогноз по поводу мирового ВВП в 2022 году, снизив планку на 1,6 триллиона долларов.

Но что если речь идет пока только о начальном этапе и мир движется к новому геополитическому разлому, к обращению глобализации вспять? По мнению экспертов, скорее всего, в долгосрочной перспективе мы увидим мир обедневший и менее продуктивный, а торговля останется на том же уровне, что и до вступления Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО). Ну и еще один удар: инфляция, вероятно, усугубится и станет более волатильной.

По мнению Роберта Кауфмана, главного экономиста ВТО, за откат от глобализации придется заплатить соответствующую цену: «Мы не сможем отныне пользоваться дешевой продукцией в таких масштабах, как это было раньше».

Надо заметить, что в течение трех десятилетий одна из характерных особенностей мировой экономики заключалась в способности производить больше товаров по низким ценам. Выход более миллиарда работников из Китая и бывшего СССР на глобальный рынок труда в сочетании с устранением торговых барьеров и все более эффективной логистикой привел многие страны к настоящей эпохе изобилия.

Однако последние четыре года наметились некоторые сбои, со временем превратившиеся в тенденцию. Выросли таможенные пошлины во время торговой войны между США и Китаем, пандемия коронавируса повлекла за собой локдауны и карантины. И теперь санкции и экспортные ограничения срывают поставки товаров и продуктов по всему миру.

Неожиданным образом на повестку дня, как предполагается, выйдет проблема дефицита, давно считавшаяся решенной, а, следовательно, вместе с ней и проблема роста цен.

Вот некоторые факты, наглядно демонстрирующие масштабы новых подорожаний, обусловленные определенными препятствиями:

Таможенные барьеры. Из-за торговой войны пошлины в США на товары из Китая подскочили с 3 процентов до примерно 15 в период президентства Дональда Трампа.

Локдауны – политика Китая, нацеленная на «полное» предотвращение инфицирования, чтобы не допустить повторной эпидемии, в результате которой экспорт на сотни миллиардов долларов оказался под угрозой и были нарушены цепочки поставок компаний от Apple до Tesla.

Санкции – в 1983 году объем торговли, на который распространялись ограничения на импорт или экспорт, составлял всего 0,3 процента от мирового ВВП. К 2019 году этот показатель увеличился в четыре или более раз.

Бойкоты, которые вызвало вторжение России в Украину, а также усилия стран, направленные на обеспечение своих поставок блокированием экспорта (к примеру, недавний запрет Индии на экспорт пшеницы), удвоили эту цифру.

Глобализация отступает

Bloomberg пишет, что мир переживает глобальный раскол, в результате которого западные демократии и свободный рынок оказываются лицом к лицу с китайским и российским авторитаризмом. И это, разумеется, чревато новыми последствиями, утверждают авторы статьи.

«Между демократическими и авторитарными режимами товарооборот составляет около 6 триллионов долларов, что составляет 7 процентов мирового ВВП», – отмечают авторы. Чтобы проиллюстрировать риски большого раскола, Bloomberg Economics прибегла к модели: 25-процентный таможенные пошлины на весь указанный объем торговли.

Эта ставка равна самым высоким ставкам таможенных пошлин, взимаемых США и Китаем друг с друга, а также может учитывать иные искусственные препятствия, такие как санкции или запрет на экспорт.

В результате анализа модели получается, что мировая торговля падает на 20 процентов по сравнению с возможным сценарием, при котором миру удалось бы избежать раскола, и тогда нас ждет уровень товарооборота, соответствующий концу 90-х годов прошлого века, до вступления Китая в ВТО. Это поистине драматическое изменение.

Как утверждают авторы публикации, в долгосрочной перспективе отступление глобализации к границам 1990-х сделает мир на 3,5 процента беднее, в случае если бы мировая торговля зафиксировалась на сегодняшнем уровне производства, – и на 15 процентов беднее по сравнению со сценарием, когда глобальные связи только укрепляются.

Вышеупомянутая модель также предполагает, что между двумя образовавшимися в результате раскола блоками возможны также изменения характера торговых отношений, 7 процентов торговли перейдет из блока в блок. Конкретно это означает, что предприятия, производящие продукцию для рынков США, переместятся из Китая, например, в Индию или в Мексику.

Чтобы адаптироваться к такого рода условиям, потребуется время. Но на этом пути могут возникнуть серьезные препятствия, что приведет к периоду высокой и неустойчивой инфляции.

Конкурирующие лагери

Глобальный раскол проходит не только по идеологическим линиям, тем не менее имеющиеся данные дают представление о возможных угрозах. Скажем, в 1983 году, когда Рональд Рейган назвал Советский Союз «империей зла», на авторитарные государства приходилось около 20 процентов мирового ВВП. Сегодня этот показатель составляет 34 процента. В ближайшие годы, когда Китай, как предполагается, обгонит США и Европу по темпам роста, степень влияния авторитарных режимов на мировой рынок резко возрастет.

В то же время война в Украине также демонстрирует пример того, как соперничающие политические системы противостоят друг другу. Так, президент Китая Си Цзиньпин по-прежнему поддерживает своего российского союзника Владимира Путина, тогда как Европа и США вводят санкции против Москвы и оказывают военную поддержку Киеву.

Но война также и указывает на ограниченность этого членения. Индия, самая густонаселенная демократия в мире, продолжает покупать нефть и оружие у России. Многие другие демократические режимы – в Азии, Латинской Америке и других странах – неохотно присоединяются к кампании экономического давления на Россию, которую возглавили Соединенные Штаты. Руководствуются ли эти страны идеологией или разницей интересов, углубляющиеся пропасти реальны.

И пример с Китаем очень хорошо демонстрирует усиливающуюся тенденцию – в свете развернувшейся там борьбы с коронавирусом. Если бы раскола не существовало, то китайские лидеры могли бы, вероятно, приобрести достаточное количество американских вакцин Pfizer и Modernа, чтобы население получило иммунитет, и позволить китайской экономике вновь открыться.

Но в реальном мире, где Китай полон решимости доказать, что может удовлетворить собственные потребности вне зависимости от иностранных инноваций, этого не произошло. В результате 1,4 миллиарда человек в Китае лишены адекватной защиты от вируса. Согласно исследованию, недавно опубликованному в журнале Nature Medicine, если бы «омикрон» вышел из-под контроля, он стал бы причиной 1,6 миллиона смертей, и потому у Пекина не было другого выбора, кроме как по-прежнему использовать драконовские меры закрытия. В результате экономический рост Китая серьезно замедлился, а остальной мир страдает от обострившихся сбоев в цепочке поставок. Это притом что предприятия в Китае лихорадит, а грузовые суда простаивают в порту Шанхая.

Но есть и другие примеры, к чему может привести глобальный раскол. Скажем, запрет Китая в 2010 году на продажу Японии редких полезных ископаемых, которые используются для производства многих продуктов от смартфонов до аккумуляторов для электромобилей, – свидетельство того, как любая сторона может использовать экспортные ограничения.

Другой пример – Россия, которая прекратила поставки газа в Польшу и Болгарию. Если Путин пойдет еще дальше и перекроет поставки газа также в Германию, Францию ​​и Италию, под угрозой окажется 40 процентов поставок ЕС, и страны ожидает болезненная рецессия.

«Пока постепенно будут идти на спад последствия войны и пандемии, движущие силы деглобализации вовсе не ослабеют. Так что готовьтесь к миру, где темпы роста экономики не столь высоки, как прежде, к миру, где царят высокие цены, к миру, для которого характерна укрепляющаяся волатильность», – заключают авторы статьи.

Как изменится мир после российско-украинской войны - деглобализация - Bloomberg
Как изменится мир после российско-украинской войны – деглобализация – Bloomberg

Как изменится мир после российско-украинской войны – деглобализация – Bloomberg

 30,080 просмотров

Новости Израиля: Как изменится мир после российско-украинской войны – деглобализация – Bloomberg

- Новости Израиля

Добавить комментарий

Популярные новости за 24 часа

Новое: 

Одной строкой: