Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года — Бен Ходжес

Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года — Бен Ходжес
Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года - Бен Ходжес

 36,274 просмотров

Россия просчиталась, надеясь лишь за несколько дней взять Киев. У Путина нет ни сил, ни средств взять столицу. Более того, большое количество убитых русских генералов доказывает неэффективность русской армии.

Ужасные кадры жестоких зверств российских убийц из Бучи, Ирпеня, Гостомеля и житомирской трассы, которую называли дорогой смерти, облетели весь мир. И это никто еще точно не видел и не знает, что происходит в Мариуполе и в селах на Черниговщине. Но, по словам очевидцев, которым удалось выжить, и там российские палачи просто убивали мирных, ни в чем не повинных людей.

Пока Германия и Венгрия не хотят отказываться от российской нефти и газа, а Италия заявляет, что готова выступить гарантом нейтралитета Украины, Россия в 21 веке совершает настоящий геноцид в центре Европы. Но история имеет свойство повторяться. Если мир проглотит эти зверства и зло останется безнаказанным, оно обязательно вернется, но уже в другие европейские страны.

По мнению генерал-лейтенанта в отставке, бывшего командующего вооруженными силами США в Европе Бена Ходжеса, если не помочь Украине наступить на шею Кремля и не сломать ее сейчас, будем иметь дело с российской войной через 2-3 года.

В интервью ТСН.ua Бен Ходжес также рассказал, может ли Путин использовать ядерное оружие и почему следующие три недели станут решающими.

– Ушел уже второй месяц полномасштабной войны России против Украины. Путин достиг своих целей?

– Путин не достиг ни одной из своих целей. Борьба украинских солдат и украинских людей, как они воюют, обуславливает это сопротивление. Русские провалили все свои цели. Даже сегодня после 5 недель они до сих пор не захватили Мариуполь, который должен был стать первым городом, который должен упасть, учитывая все преимущества, которые имели россияне. Они потерпели неудачу. И обычно часть их краха произошла из-за неправильных расчетов, ошибок и цены, которую им приходится платить.

Именно поэтому Кремль объявил о завершении «первой фазы» и сейчас начало «второй фазы», являющейся, конечно, абсолютными сказочками. Они не могут признаться, что потерпели неудачу, поэтому сейчас им нужно идти на что-то другое. Но это не продлится вечно. У нас есть возможность, думаю, следующих трех недель, когда Украина наступит на шею Кремля. И мы должны помочь им идти вперед и сломать эту шею, срочно предоставляя все, что просит Украина. Если мы не поможем, россияне начнут восстанавливаться, подвозить боеприпасы, они поймут, что делают не так, и предпримут попытки нового наступления. Поэтому прямо сейчас мы находимся на остром этапе этой кампании.

— Когда вы говорите, что Украине нужно предоставить все, о чем она просит, то имеете в виду истребители и системы ПВО?

— В частности, нужны вещи, которые могут уничтожить то, что вызывает больше всего проблем. То есть это ракеты большой дальности, артиллерия дальнего действия, российские корабли, с которых осуществляется запуск крылатых ракет, российские самолеты, из которых также производится запуск крылатых ракет. То есть нужно дать Украине то, что способно остановить вещи, которые я перечислил. Плюс артиллерия и ракеты с боеприпасами калибра 122 мм и 152 мм, как и ЗРК средней дальности. И также я думаю, что нужно предоставить Украине бронированные мобильные средства.

— Итак, когда мы говорим о целях Путина, он хотел захватить всю Украину, рассчитывая на блицкриг?

– Да, я уверен, что он ожидал именно этого. Что через несколько дней он сможет взять Киев, а его солдат будут встречать, как освободителей. Думаю, самомнение россиян об их способности это сделать является отражением просчетов в их подготовке. Факт того, что российские генералы убиты, потому что использовали мобильные телефоны с украинскими сим-картами, является примером этого высокомерия.

— Можем ли мы на втором месяце войны сказать, что русская армия не так уж могуча?

– Она точно неэффективна. Но у него все еще есть ядерное оружие, много возможностей, тысячи солдат. Поэтому мы должны воспользоваться возможностью сейчас, пока они потерпели неудачу, чтобы их сломать. Иначе мы будем иметь дело с этим снова через 2-3 года. Поэтому мы сейчас должны говорить о победе. Даже нечего обсуждать. Приоритет – это выиграть – восстановить суверенитет Украины. И это должно быть целью США и Европы, помочь Украине восстановить ее суверенитет. Тогда можно будет говорить с позиции силы. Но это решение по Украине. Украина – суверенная страна. И это уже не 18 век, когда большие силы что-то решали за спинами меньших.

– А Путин может использовать ядерное оружие?

Может. Но я думаю, что не станет. Он – зло. Президент Байден прав, россияне заслуживают лучшего лидера, чем Путин. Но я не думаю, что он сумасшедший. Он – зло. Он не считается с жизнью людей, использует яд против своих людей. Поэтому он может использовать химическое и ядерное оружие. Но я не думаю, что он иррационален в русском понимании. Он иррационален в нашем восприятии. Но я не думаю, что он иррационален по поводу того, как россияне могут на это смотреть.

Поэтому я не вижу, что они получат какое-либо преимущество на поле боя от использования химического или ядерного оружия. И это сделает почти невозможным для Запада оставаться в стороне, если они используют это оружие. И я думаю, люди вокруг него (Путина – ред.), кто советует ему, говорят, что для России не будет никакого хорошего результата, если они используют химическое или ядерное оружие. Поэтому, к сожалению, мы сами себя сдерживаем (Запад, в частности, опасаясь предоставлять Украине наступательное оружие, мол, это лишь спровоцирует Путина – ред.), потому что есть слишком много беспокойства. Я думаю, мы переоценили угрозу эскалации или военной риторики.

— Почему через несколько недель после начала полномасштабного вторжения Россия изменила тактику, перейдя к террору, геноциду и истиранию украинских городов с лица земли?

– Очевидно потому, что первоначальный план провалился. И поэтому они прибегли к собственному российскому способу ведения войны с разбитыми дотла городами, убийствами людей, беженцами, создавая огромное давление на украинскую власть, президента Зеленского, как и на европейские правительства, чтобы они сделали что-то, чтобы это остановить. То же было с поддержкой (Путиным – ред.) режима Асада, с беженцами, чтобы оказать давление на Европу и изменить европейскую политику на десятилетия. Была попытка Белоруссии с беженцами с Ближнего Востока. И вот сейчас 10 млн украинцев (стали внутренне перемещенными или бежали в Европу – ред.). Это был замысел.

— Видите ли вы риски, что армия Беларуси может вступить в войну против Украины на стороне России?

– Я бы сказал, что такая возможность есть. Но я не думаю, что это возможно. Лукашенко – это нелегитимный лидер. В этом нет сомнений. Никто в мире не верит, что его выборы были легитимны. Но он у власти сейчас, вокруг него силы безопасности (армия – ред.). Но, думаю, даже он видит, что маленькая часть войск из Беларуси будет уничтожена, и он даже потеряет это. Поэтому он пытается разрешить России действовать с территории Беларуси. Но я думаю, что он пытается сохранить ту крохотную армию, которая у него есть. Однако в целом я не знаю, они могут зайти. Это зависит от давления из Кремля. Но при этом он (Лукашенко – ред.) каждый день производит расчеты по своему собственному выживанию.

— После стамбульских переговоров Россия решила отвести свои войска по киевскому и черниговскому направлениям. Почему Путин пошел на это? Он отказался брать Киев? Или это отвод просто иллюзия?

– Он никого не уводит. Он их передислоцирует для этой следующей «фазы» на Донбассе. Российские военные единицы были разбиты, они потеряли лидеров, их оборудование разбито, они потеряли много техники, благодаря украинским защитникам. Потому сейчас они пытаются отступить, реорганизоваться, перегруппироваться для следующей «фазы». Это именно то, что, я думаю, происходит прямо сейчас. Поэтому это не отвод.

— То есть России не хватает сил и ресурсов, чтобы взять Киев?

– У них нет ресурсов, чтобы взять Киев. У них нет достаточного количества войск. Город слишком большой, оборона вокруг города очень сильна. Поэтому, я думаю, они переоценивают, что они могут сделать. Что они намерены сделать, так это опираться на то, что они уже сделали. В частности, в Азовском море. Они знают, что это ударит по украинской экономике. Если Украина не сможет экспортировать из Бердянска и Мариуполя, то это ударит по украинской экономике и принесет много проблем. Поэтому, думаю, они, наверное, попытаются сфокусироваться на этом.

– Вы уже сказали о Донбассе. Все наши эксперты говорят, что Путин будет пытаться оцепить наши силы в ООС. Чего вы ожидаете в этом направлении?

– Это, конечно, похоже на возможность. Если посмотреть на карту, которую мы каждый день видим по телевидению, да, это выглядит как возможность. Но это потребует от россиян выступить (в военном плане – ред.) гораздо лучше, чем они это делали до этого. Знаете, на карте – это одна вещь. Но делать это в реальности (на поле боя – ред.) – совершенно другое. И я не уверен, что они такие ловкие, чтобы это сделать. Украинские генералы очень умны. Они уже показали отличную способность давать этому порядок. Поэтому я представляю, что Генштаб очень внимательно следит за любыми признаками того, что это может произойти, ища все возможности, чтобы правильно нанести еще один удар по российским силам.

– Неделю назад начальник ГУР Кирилл Буданов заявил, что Путин может попытаться навязать Украине так называемый «корейский» сценарий. Вы в это верите?

– Это может быть ужасный результат. Но этот выбор делать Украине как суверенному государству. Это не решение, которое зависит от другого. Я лично считаю, что это будет ужасный результат для Украины потерять что угодно.

— Лишь несколько дней назад польский премьер Матеуш Моравецкий заявил, что Россия попытается захватить треть Украины…

– Опять же, это то, чего хотела бы Россия. Но их уже остановили. Поэтому так важны следующие три недели. Мы должны помочь Украине продвинуться вперед и сломать шею (России – ред.), чтобы не делать то же самое через 2-3 года.

— Я понимаю, что, возможно, сейчас очень наивно спрашивать, где Путин остановится и когда он закончит свою войну против Украины. Но людям, особенно в Мариуполе, Сумах, Харькове, важно это знать. Поэтому, как долго Путин будет продолжать эту войну?

– Думаю, это зависит от того, что случится в течение следующих трех недель. Если мы не поможем Украине разбить россиян сейчас, это затянется на месяцы и месяцы и Россия продолжит делать так, чтобы Украина истекала кровью. Однако если мы разобьем россиян сейчас, тогда мы можем выходить на переговоры по этому вопросу гораздо быстрее.

Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года - Бен Ходжес
Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года — Бен Ходжес

 

Если не сломать шею Кремля сейчас, мы вернемся к этому через 2-3 года — Бен Ходжес

Все новости в Израиле и мире от nikk.agency