Что происходит в Газе – остается в Газе — как мир отреагировал на операцию «Рассвет»

You are currently viewing Что происходит в Газе – остается в Газе — как мир отреагировал на операцию «Рассвет»
Что происходит в Газе – остается в Газе - как мир отреагировал на операцию «Рассвет»

 25,214 просмотров

Когда началась операция ЦАХАЛа «Рассвет», российский МИД выступил с заявлением в духе антиутопии Джорджа Оруэлла. Речь шла о том, что Россия, обеспокоенная насилием в Газе, призывала Израиль проявить сдержанность. Да-да, вы не ослышались: та самая Россия, которая вторглась в Украину, проявив при этом максимум милосердия, осторожности и высочайшего уважения к человеческой жизни и к человеческим страданиям.

Несмотря на цинизм и вопиющее лицемерие России, ее заявление о ситуации в Газе носило исключительно декларативный дипломатический характер, остальной мир казался незаинтересованным в происходящем, и Израиль был избавлен от обычного ритуала осуждений и угроз.

Израиль интерпретировал отсутствие интереса как молчаливую поддержку, да и последнее столкновение было ограниченным по масштабам и разрушениям, а кроме того, есть другие, более приоритетные вопросы, стоящие на международной повестке дня и представляющие глобальный интерес.

Но даже разница в один градус в направлении запущенной палестинской ракеты или израильского снаряда могла принципиально изменить динамику происходящего. Она могла бы и стать иной, если бы в конфликте принял участие ХАМАС, умножив своими действиями боевую мощь «Исламского джихада».

Вообще очередной раунд противостояния в Газе между Израилем и палестинцами похож на те фильмы о природе, где лев охотится на антилопу – их можно увидеть в программах каналов National Geographic и Discovery. Вы знаете, о чем идет речь – когда лениво позевывающий лев вдруг замечает одинокую антилопу, пускается за ней трусцой, не спеша, затем, усыпив бдительность жертвы, делает стремительный рывок, настигает ее, и дело довершается привычной кровавой трапезой.

Похоже, что Израиль и Газа то и дело разыгрывают военно-политическую версию того, что мы наблюдаем в дикой природе. Все знакомо, предсказуемо и заканчивается одинаково. Зрители даже не подозревают, повтор ли это или что-то новое. И, таким образом, постепенно, но неуклонно ко всему этому теряется интерес, и надо переключиться на другие каналы, где показывают российское вторжение в Украину, угрожающие военно-морские и воздушные маневры Китая вокруг Тайваня, рассказывают об аномальной жаре в Европе или о начале нового футбольного сезона.

Соединенные Штаты, Европейский союз и Великобритания выразили «обеспокоенность» происходящим, но добавили, что «понимают» специфику ситуации, когда Израилю необходимо защищать своих граждан. «Исламский джихад» угрожал обстрелять израильские цели противотанковыми ракетами. Цель не обязательно должна быть танком. Иногда это может быть и автобус.

Министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс и американский сенатор Боб  Менендес, председатель сенатского комитета по внешней политике, выразили Израилю свою поддержку. Даже Марокко, арабская страна, воздержалась от обычных рефлексивных осуждений, ограничившись заявлением, что обеспокоена ухудшением ситуации в Газе.

Объединенные Арабские Эмираты вместе с Францией, Ирландией, Норвегией и Китаем просили созвать Совет Безопасности ООН, но это не вызвало тревоги в Иерусалиме. Как правило, когда три постоянных члена Совета Безопасности – Франция, Китай и вышеупомянутая праведная страна Россия – просят о таком заседании, Израиль готовится к резкому осуждению, за которым обычно следует американское вето. Но на сей раз это не тот случай.

Мир, как правило, реагирует на происходящее в Газе, исходя из двух основных факторов. Во-первых, это продолжительность и размах операции, а в данном случае она носила ограниченный характер; а во-вторых, учитываются смягчающие обстоятельства и глобальные вопросы повестки дня, которых предостаточно.

В течение многих лет, планируя ту или иную военную кампанию, израильская сторона предполагала, что у нее в запасе есть 96 часов для маневра, за которым обычно следует период, когда Израиль подвергается критике и осуждению, а затем вступаются Соединенные Штаты, что также обеспечивает некоторое дополнительное время.

В первые двадцать четыре часа Израиль пользуется определенной степенью понимания и поддержки, учитывая, что почти все операции начинаются как израильская реакция на террор или ракетные обстрелы гражданских объектов. В следующие 48 часов у Израиля еще есть какая-то свобода действий, но призывы к сдержанности начинают расти, как снежный ком.

И, наконец, последние двадцать четыре часа, когда из Газы (или Ливана) демонстрируются леденящие душу картины разрушения и опустошения, тогда мир склоняется к обычному восприятию: сильный выступает против слабого, оккупант против оккупируемого, а F-16 атакует лагеря беженцев.

Если мы говорим об обычном сценарии, то Израиль при ​​отсутствии каких-либо ощутимых достижений вынужденно продлевает операцию на несколько дней, как правило, при поддержке США, а затем все идет к прекращению огня.

Надо сказать, что в очередной стычке между Израилем и сектором Газа международная повестка дня и смягчающие обстоятельства оказались для нас благоприятны. Война в Украине бушует с февраля, а последнюю неделю Китай, не переставая, проводит военные учения в непосредственной близи от Тайваня, имитируя вторжение.

И тот, и другой кризис двигаются по траектории потенциальной эскалации. В случае войны России с Украиной возможный сценарий эскалации включает вторжение в Молдову, провокации против стран Балтии, применение ядерного оружия и полномасштабную войну между НАТО и Россией. В случае с Тайванем из-за неверной оценки гипотетическим и наихудшим сценарием эскалации может стать китайско-американское противостояние.

В Газе подобного потенциала эскалации не существует. Противостояние здесь ограничено по площади, огневой мощи и времени. Даже возможная экспансия на Западный берег не считается достаточно серьезной эскалацией для международного вмешательства. Вот почему, пока конфронтация в Газе носит ограниченный характер, изнуренный прочими событиями мир поддерживает идею о том, что «то, что происходит в Газе, остается в Газе».

Но вот в чем загвоздка: Израиль может довольствоваться тем, что «мир» практически не обращает на него внимания и не осуждает его. Но этот «мир» не граничит с Газой и не вынужден с ней жить.

И потому, как бы Израиль ни был удовлетворен ограниченной операцией, он смирился с инерцией, цикличностью и предсказуемым характером противостояния. Да, в самом деле, «Исламский джихад» потерпел неудачу в последних боевых действиях, но ни один из основных вопросов в отношениях между Израилем и Газой не был даже отдаленно решен.

В отсутствие политического процесса или договоренности, предусматривающей долгосрочное прекращение боевых действий, будет следующий раунд конфликта, а когда он наступит, нет никаких гарантий, что его масштабы будут ограничены или мир останется безразличным и апатичным, как на этот раз.

Источник: https://detaly.co.il/chto-proishodit-v-gaze-ostaetsya-v-gaze

Что происходит в Газе – остается в Газе - как мир отреагировал на операцию «Рассвет»
Что происходит в Газе – остается в Газе — как мир отреагировал на операцию «Рассвет»

Что происходит в Газе – остается в Газе — как мир отреагировал на операцию «Рассвет»

Новости Израиля: Что происходит в Газе – остается в Газе — как мир отреагировал на операцию «Рассвет»

- Новости Израиля

Подпишитесь на нас в

Популярные новости за 24 часа

Новое: 

Одной строкой: