70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень

You are currently viewing 70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень
70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень

Как климат и сельское хозяйство нашей страны меняются под воздействием глобального потепления? И что мы с этим можем сделать? Об этом, а также о древних земледельцах и Исходе из Египта «Детали» беседуют с географом Иланом Стави, сотрудником Научного центра Мертвого Моря и Аравы – самой засушливой части Израиля.

– Известно, что пустыня занимает 60% территории нашей страны…

– На самом деле даже больше. По международной классификации почти весь Израиль южнее Верхней Галилеи – это засушливые земли. В северном Негеве климат сухой, субгумидный. В районе Бэер-Шевы полузасушливый, в окрестностях Мицпе-Рамон – засушливый, а на юге, в том числе в Йотвате, где мы с вами сейчас находимся, – сверхзасушливый. И этот пояс пустынь постепенно сдвигается к северу.

Дело в том, что глобальное потепление действует неравномерно. И сильнее всего климат меняется в зоне 10-40 градусов северной широты, как раз там, где расположен Израиль. И вот результат: еще 30 лет назад выращивать пшеницу и ячмень в Северном Негеве было продуктивно, а в последние годы – уже нет.

– А в древности злаки растили еще южнее, даже здесь, в пустыне Арава. У вас ведь есть об этом серия публикаций?

 www.nikk.co.il – Продвижение для малого и среднего бизнеса в Израиле – подходящие предложения от Nikk.Agency – www.nikk.co.il 

Новости Израиля и мира от Nikk.Agency. Новости Израиль события, аналитика, факты, мнения – https://nikk.agency/ 

– Не только в древности. Еще 70 лет назад в этой пустыне выращивали пшеницу и ячмень. У нас есть геологические и археологические свидетельства, что по крайней мере с поздневизантийской эпохи и до середины прошлого столетия в Араве существовало земледелие.

– Как оно работало?

– Вам знакомо слово «вади»? Так называют сухие русла, которые наполняются водой только во время ливней. Так вот в вади Нахаль Барак и Нахаль Паран были обнаружены стенки из камней, призванные задержать дождевую воду.

Арава – особенное место, это часть Иорданской рифтовой долины с экстремально засушливым климатом. В среднем здесь выпадает 20-30 миллиметров осадков в год, но эти осадки очень нестабильны. Бывают годы с 40 миллиметров, а бывают вообще без дождей. Причем вся эта вода изливается в несколько сильных ливней. И 5-6 миллиметров осадков за раз хватает, чтобы часть воды не впиталась в почву, стекла со склонов холмов и наполнила вади. Если некоторую долю этой воды задержать, ее вполне хватает (мы делали расчеты), чтобы растить пшеницу или ячмень. Последний предпочтительнее, потому что более устойчив к засухе.

Помимо археологических находок у нас есть и этнографические свидетельства. Наши местные археологи Узи Авнер и Гидеон Рагольски, которым сейчас далеко за 70, еще успели пообщаться со старыми бедуинами, помнившими, как тут выращивали злаки. И у меня есть материальное доказательство – столетний наконечник плуга, найденный как раз в этих краях.

– Но ведь бедуины – кочевники, неужели они тогда вели оседлый образ жизни?

– Обычно они не строили деревень, а разбивали временные сельскохозяйственные лагеря возле своих полей. И сажали ячмень и пшеницу не каждый год, а только когда погода это позволяла. Ведь и тогда влажность здесь менялась от года к году, хотя и была в среднем более высокой – примерно 40-50 миллиметров осадков в год.

– Чем же они занимались в засушливые годы?

– Земледелие никогда не было основой местной экономики, лишь дополнением. Основой было разведение скота: верблюдов, иногда коз. Овцам эта земля не подходит.

– Не знаю, насколько это научный вопрос, но как же тогда здесь проходили евреи во время Исхода из Египта вместе со своими овечьими стадами?

– Климат на Земле перемежается то более сухими, то более влажными периодами, за последние 3 тысячи лет они сменялись несколько раз. И мы не знаем, на какой конкретно период пришлось это путешествие. Но сейчас пройти здесь с большими овечьими стадами было бы затруднительно. Возможно, у Моисея и его спутников основным скотом были все-таки верблюды, позволяющие перевозить груз через пустыню. И небольшое количество овец, чтобы можно было иногда съесть кусок мяса. Если говорить о 40 годах скитания по Синаю, то там имеются более влажные участки, чем наша Арава. Они способны постоянно выдерживать экологическое давление небольшого стада. Но, конечно, о тысячах овец говорить не приходится.

Так или иначе после начала глобального потепления Арава уже не способна быть пастбищем.

– Климатические изменения как-то повлияли на хозяйство местных кибуцев?

– Когда у тебя орошаемое земледелие, ты можешь не обращать внимание на количество осадков. Поэтому израильтяне перепробовали здесь все сельскохозяйственные культуры, которые только можно представить. Одни прижились лучше, другие хуже, но постепенно основой местного хозяйства стала финиковая пальма. Хотя некоторые виды овощей и тропических фруктов в кибуцах тоже по-прежнему выращивают. Но финики – это монокультура, что всегда плохо, всегда недостаточно устойчиво. Еще 12 лет назад, только приехав сюда, я пытался привлечь к этому внимание местного сообщества.

– Насколько известно, финики сейчас дешевеют…

– За последнее десятилетие этими пальмами засеяли тысячи гектаров в Северной Африке. Оттуда проще возить плоды в Европу, труд там дешевле. К тому же в последние годы евро слабеет, а шекель укрепляется, здесь дорожают труд, вода, топливо. И хотя по качеству израильские финики лучше, они проигрывают по цене. Кибуцам надо задуматься о развитии каких-то других культур.

– Мы недавно писали об экспериментах по одомашниванию аргании, которую проводят недалеко отсюда в кибуце Ктура.

– Это хороший пример того, как важно держать свой ум открытым и искать новое. Но это, конечно, не единственный путь. Так, сейчас идут работы над тем, чтобы провести в кибуцы более качественную воду, менее соленую. Это позволит выращивать другие культуры, например манго. Тут уже можно использовать преимущества жаркого климата, первыми снимать урожай и поставлять его на внутренний рынок. А это всегда дополнительные деньги.

– Манго уже растят в кибуце Эйлот.

– Да, ведь он расположен рядом с Эйлатом и использует его воду. А большая часть хозяйств пока что берут воду из солоноватых, а иногда и слишком соленых подводных источников. Причем соленость воды в одних и тех же местах нестабильна и может временами увеличиваться в два с половиной раза.

– Такой полив приводит к засолению почвы?

– У здешних песчаных почв большое преимущество перед глинистыми: соль в них особенно не задерживается.

– Как в целом деятельность человека влияет на природу пустыни?

– Человек многое изменил необратимо. Если 70 лет назад здесь были только редкие бедуины со своими верблюдами, то теперь – шоссе, даже два: наше и иорданское. Тысячи машин, плантации финиковых пальм, поля солнечных электростанций – в итоге ареалы многих видов оказались разделены на отдельные фрагменты, между которыми они не могут мигрировать. Кроме того, вместе с кибуцами мы привезли сюда инвазивные виды.

– Это те, что могут бесконтрольно размножаться в новой среде? Неужели в пустыне такие тоже есть?

– Есть, например, ивовая акация – дерево родом из Австралии. У нас здесь тоже росли акации, но то были представители другой, африканской, ветви этого рода. Но привезенное сюда дерево прекрасно себя чувствует, производит в год тысячи семян, которые активно пускают корни. Другой пример – вашингтония, декоративная пальма родом из Америки. Конечно, далеко в пустыню, где нет воды, она не проберется, но в кибуцах распространяется весьма активно.

– И что же нам теперь со всем этим делать?

– В идеале, конечно, надо прекратить засеивать новые поля, прекратить ставить солнечные панели. Нужно организовать для местных видов миграционные коридоры. И снижать выбросы парниковых газов, чтобы затормозить глобальное потепление.

– Затормозить бы, конечно, хорошо, но как нам адаптироваться к тем изменениям, которые уже произошли?

– Израиль – страна развитая, богатая, с хорошими технологиями и управлением. Мы сумеем приспособить наше хозяйство к новым условиям. Но для Ближнего Востока мы некая аномалия, а посмотрите, как влияет потепление на наших соседей. Из-за засух и других климатических изменений многие люди вынуждены стекаться в города, меняя свой образ жизни. Еда дорожает, следом идет социальная нестабильность. Есть интересные исследования о том, как события «арабской весны» стали следствием засух и неурожаев в Египте, Сирии и других странах.

– И что тут можно поделать?

– Хороший пример – как Израиль помог Иордании внедрить капельное орошение. В отличие от традиционного полива такая технология экономит огромное количество воды, а засоление почвы развивается гораздо медленнее. А еще есть новые виды сельскохозяйственных культур, более устойчивых к засухе и вредителям. Их получают как методами классической селекции и с помощью генной инженерии.

Главное – понять, что мы не можем жить будто на острове, вокруг которого никого нет. Во-первых, наши границы просто не сдержат десятки тысяч голодных людей. Во-вторых, мы не вправе закрывать глаза на страдания в людей соседних странах. Им надо помочь.

70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень
70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень

Источник: https://detaly.co.il/70-let-nazad-v-izrailskoj-pustyne-vyrashhivali-pshenitsu-i-yachmen

70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень

Новости Израиля: 70 лет назад в израильской пустыне выращивали пшеницу и ячмень

- Новости Израиля

Добавить комментарий

Популярные новости за 24 часа

Новое: 

Одной строкой: